Вопросы к Юристу

Договор о реализации туристского продукта

Договор о реализации туристского продукта является основным документом, юридически подтверждающим факт коммерческой сделки между туристом и туристским предприятием. Договор заключается в письменной форме и должен соответствовать законодательству, к существенным условиям договора относятся:

- полное и сокращенное наименования, адрес (местонахождения и почтовый) и реестровый номер туроператора,

- полное и сокращенное наименования, адрес (местонахождения и почтовый) турагента,

- информация о том, что лицом (исполнителем), оказывающим туристу (иному заказчику) услуги по договору, является туроператор,

- размер финансового обеспечения, номер, дата и срок действия договора страхования ответственности туроператора или банковской гарантии.

- наименование, адрес (местонахождения и почтовый) организации, предоставившей финансовое обеспечение,

- сведения о туристе, а также об ином заказчике туристского продукта и его полномочиях (если турист не является заказчиком) в объеме, необходимом для реализации туристского продукта,

- общая цена турпродукта в рублях.

Информация о потребительских свойствах (качестве) туристского продукта -- программе пребывания, маршруте и условиях путешествия, включая информацию о средствах размещения, условиях проживания, (местонахождении средства размещения, его категории) и питания, услугах по перевозке потребителя в стране (месте) временного пребывания, наличии экскурсовода (гида), гида-переводчика и инструктора-проводника, а также о дополнительных услугах,

- права, обязанности и ответственность сторон,

- условия изменения и расторжения договора о реализации туристского продукта,

- сведения о порядке и сроках предъявления потребителем претензий к исполнителю в случае нарушения исполнителем условий договора о реализации туристского продукта,

- сведения о порядке и сроках предъявления потребителем требований о выплате страхового возмещения по договору страхования ответственности туроператора либо требований об уплате денежной суммы по банковской гарантии, а также информация об основаниях для осуществления таких выплат по договору страхования ответственности туроператора и банковской гарантии,

- информация о возможности туриста в случае возникновения определенных обстоятельств обратиться с письменным требованием о выплате страхового возмещения к организации, предоставившей туроператору финансовое обеспечение.

- иные условия договора, в том числе срок оказания входящих в туристский продукт услуг (дата и время начала и окончания путешествия, его продолжительность), определяются по соглашению сторон.

Договор составляется в двух экземплярах: один отдается туристу, другой остается в турфирме .

Обязательной и неотъемлемой частью договора является туристская путевка -- документ, в котором содержатся условия путешествия и который подтверждает факт передачи турпродукта, его оплату туристом.

Еще один документ, не поименованный в законе, однако довольно часто применяемый на практике, -- туристский ваучер. Он гарантирует, что турист имеет право получить во время поездки все услуги, указанные в нем. В ваучере обычно отражают:

- наименование турфирмы и ее данные,

- наименование документа (туристский ваучер),

- дату и номер ваучера,

-информацию об отеле, оплаченных туристом услугах, сроках поездки и т.д.

Правовая природа договора о реализации турпродукта.

Туристская отрасль - одна из наиболее сложных с точки зрения договорного регулирования отраслей экономики. Присутствие в отрасли множества хозяйствующих субъектов (туроператоров, турагентов, контрагентов), а также туристов как потребителей туристских услуг, предопределяет и разнообразие заключаемых договоров, что никак не может способствовать защите интересов туриста, а сама договорная база нуждается в упорядочении. Основным видом договора, заслуживающим самого пристального внимания, является договор о реализации туристского продукта.

Определение правовой природы и предмета договора о реализации туристского продукта предполагает исследование характера опосредуемых им экономических отношений. Такой договор является не только основным правовым средством достижения определенного результата, но и выступает гражданско-правовым инструментом охраны прав потребителей туристских услуг при осуществлении ими путешествия, что и обусловливает необходимость его детального изучения.

В российском и зарубежном законодательстве используются различные определения договора, заключаемого между туроператорами (турагентами) и туристами. Так, Закон о туризме квалифицирует данный договор как «договор о реализации туристского продукта» (ст. 6), в ГК РФ (ст. 779) и Германском Гражданском уложении (ст. 651) его называют договором на туристское обслуживание. В Международной Конвенции по контракту на путешествие (1970 г.) в тексте используется термин «контракт на путешествие». Закон Украины «О туризме» оперирует термином «договор на оказание туристских услуг» (ст. 18). В Директиве № 2015/2302 Европейского парламента и Совета Европейского Союза употребляется термин «договор о реализации пакетного тура».

Среди ученых нет единства в понимании сущности и правовой природы такого договора. Можно выделить две наиболее распространенные точки зрения на данную проблему. Первая позиция совпадает с позицией разработчиков первоначальной редакции Закона о туризме, действовавшей до 2007 года, согласно которой турпродукт есть право на тур. Сторонники указанной позиции (В. И. Сергеев, А. А. Терещенко, В. С. Сенин и др.) рассматривали туристский продукт как товар или же как право (гарантии) на услуги, реально осуществляемые другими субъектами, не имеющими прямых договорных отношений с туристом, то есть квалифицировали данный договор как договор розничной купли-продажи туристских услуг.

Первоначально оказание услуг и выполнение работ регулировалось договором подряда. Такое положение было закреплено в ст. 220 ГК РСФСР 1922 г., а затем в ГК РСФСР 1964 г. В типовой форме ТУР- 1, утвержденной Минфином 16 июня 1994 года, использовалось понятие купли-продажи пакета услуг. Поэтому взаимоотношения туриста и лица, осуществляющего туристскую деятельность, строились как отношения заказчика и подрядчика. В Постановлении Правительства РФ

«О лицензировании международной туристской деятельности» устанавливалось, что между участниками рассматриваемых отношений должен быть заключен договор купли-продажи услуги. В частности, согласно и. 15 данного Постановления, оказание туристских услуг было возможно только после заключения с клиентом договора (контракта) на куплю-продажу услуг.

С 1 марта 1996 года вступила в действие ч. II ГК РФ, где п. 2 ст. 779 прямо указывает в перечне возмездных услуг, которые регламентируются гл. 39 ГК РФ, на «услуги по туристическому обслуживанию». Однако Закон о туризме отношения между туристом и лицами, осуществляющими туристскую деятельность, регулировал договором розничной купли-продажи (ст. 6), а предметом устанавливал право на тур, предназначенное для реализации туристу.

Действительно, ранее использовалась конструкция договора розничной купли-продажи туристских услуг, которая основывалась на том, что туроператоры и турагенты при заключении договора с туристом продавали не сами услуги, а лишь права на них, так как услуги производились, осуществлялись и предоставлялись контрагентами, не имеющими прямых гражданско-правовых отношений с туристами. Однако здесь не учитывается то, что в предложенной для рассмотрения ситуации имеет место распространенный случай возложения должником исполнения обязательства на третье лицо (ст. 313 ГК РФ) - в данном случае на контрагентов.

М. И. Брагинский и В. В. Витрянский указывают на то, что возможность использования такой конструкции применительно к договору услуг прямо вытекает из ст. 780 ГК РФ хотя бы в силу типичной для соответствующей конструкции расстановки участников: клиент был и остается кредитором, туристская организация была и остается должником, а тот, кто будет непосредственно оказывать услуги, становится третьим лицом в обязательстве, связывающем указанного кредитора с должником 33 . Следовательно, позицию сторонников договора розничной купли-продажи туристских услуг разделить сложно.

Большинство авторов (Я. Е. Парций, М. И. Брагинский, А. Ю. Кабалкин, Я. В. Вольвач, А. Е. Толстова, Е. Л. Писаревский и др.) придерживаются второй позиции, согласно которой правовой формой исследуемых отношений является договор возмездного оказания услуг. В частности, А. Ю. Кабалкин считает, что признание договора розничной купли-продажи в качестве основной правовой формы, регламентирующей предоставление услуг, не только не отвечает сущности последнего и самой туристской деятельности, но и фактически искажает соотношение названных категорий . Применение конструкции «розничная купля-продажа» для туристских услуг прямо противоречит ст. 779 ГК РФ, которая предусматривает, что правила гл. 39, где она приведена, распространяются и на указанные в этой статье «услуги по туристическому обслуживанию».

Относит такие договоры к договорам на туристское обслуживание и Я. В. Вольвач, определяя туристский договор как договор на туристическое обслуживание, по которому одна сторона (туроператор) обязуется оказать другой стороне (туристу) самостоятельно или с привлечением третьих лиц единый комплекс туристских услуг в соответствии с целью путешествия и на условиях, определенных договором, а другая сторона (турист) обязуется оплатить оказанную услугу .

Следуя вышеуказанным позициям, можно говорить о том, что привлечение третьих лиц для предоставления туристских услуг никак не влияет на природу самого обязательства. Центральным элементом здесь служит то, что в силу ст. 403 ГК РФ должник несет ответственность за действия третьего лица перед кредитором. В данном случае имеется в виду ответственность туристской организации за действия любого, кто по ее поручению должен будет оказать услуги туристу, который приобрел соответствующее право.

На конструкцию договора обращает внимание и С. Л. Соловьев, указывая, что туристские услуги нередко оказываются не той стороной, которая заключила договор, а иной организацией, непосредственно предоставляющей услуги по проживанию, питанию, перевозке и т. д., то есть третьим лицом. Такая возможность закреплена в ст. 780 ГК РФ, где указывается, что исполнитель обязан оказать услуги лично, если иное не предусматривается договором возмездного оказания услуг . О том, что договор купли-продажи тура и договор о реализации туристского продукта являются договорами возмездного оказания услуг, свидетельствуют и материалы судебной практики.

Так, Свердловский областной суд указал, что «заключенный между истцом и ответчиком договор купли-продажи тура является возмездным договором оказания услуги по туристическому обслуживанию» 31 . Аналогичную позицию высказала и судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного судаВерховный Суд РФ еще в 2001 г. рассматривая дело М. Терлера в порядке надзора, указал, что отношения между покупателем тура и туристской организацией регулируются не по правилам купли-продажи, а по правилам договора возмездного оказания услуг.

В современных условиях развития правоприменительной практики не вызывает сомнения правовая природа договора о реализации туристского продукта, определяемая его предметом - оказанием услуг, то есть совершением действий (деятельности) по удовлетворению потребностей физического лица, связанных с совершением путешествия. Данный вывод подтверждается также тем, что в основе категории «туристский продукт» лежит понятие «туристская услуга», а это уверенно позволяет определить место договора о реализации туристского продукта в системе договоров возмездного оказания услуг .

Договор о реализации туристского продукта следует относить к договорам возмездного оказания услуг, а для объяснения правовой природы такого договора необходимо уяснить направленность действий сторон данных правоотношений, определить правовую природу и сущность процесса реализации туристского продукта, составляющего предмет соответствующего договора, а также рассмотреть сущность и особенности туристского продукта как комплекса туристских услуг.

Обратим внимание на стилистическую неопределенность, двойственный характер понятия «реализация туристского продукта». Реализацию в контексте договорных отношений следует понимать как процесс продажи туристского продукта, который, как известно, локализован и во времени и пространстве, а также конкретно определен по цели - заключению договора. Можно также говорить о реализации туристского продукта и в случае исполнения входящих в него услуг как туроператорами и турагентами, так и третьими лицами. То есть реализация как факт заключения договора и реализация как факт исполнения его условий - процессуально разные стадии.

Слово «реализация» предполагает продажу товаров, да и ГК РФ применительно к услугам использует другую формулировку - «оказание». В НК РФ содержится ст. 39, которая называется «Реализация товаров, работ или услуг» и устанавливает, что реализацией товаров, работ или услуг организацией или индивидуальным предпринимателем признается, соответственно, передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результаты выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу. Представляется, что такой подход законодателя не совсем обоснован.

Поправки, введенные в разное время в Закон о туризме, не ликвидировали все имеющиеся проблемы. Так, в тексте Закона о туризме явно недостает понятий «туристская услуга» и «туристское обслуживание». Необходимо устранить стилистическую двойственность, содержащуюся в понятии «реализация туристского продукта», заменить в отношении туристского продукта понятие «реализация» на понятие «оказание», отказаться от последующего использования понятия «туристский продукт» с переходом к использованию понятия «комплексная туристская услуга», перейти к использованию договоров оказания туристских услуг (или комплексной туристской услуги) вместо применяемого ныне договора о реализации туристского продукта.

В связи с процессом реализации актуализируется проблема определения правовой природы и сущности туристского продукта, так как цель отношений, лежащих в основе договора между туристом и лицом, осуществляющим туристскую деятельность, заключается в оказании туристу комплекса услуг, позволяющих совершить поездку. Экономическое содержание названных отношений составляет обмен услуг на деньги, а, значит, содержание обязательственного отношения составляют действия, направленные на оказание туристских услуг.

Представляется, что понятие «туристский продукт» введено законодателем в целях оправдания регулирования отношений по оказанию туристских услуг посредством норм о договоре купли-продажи (что имело место в ст. 6 Закона о туризме до 2007 года), тем самым была предпринята попытка согласовать нормы Закона о туризме с международной практикой - непосредственно с нормами пп. 1.1, 1.3 Международной конвенции по контракту на путешествие (CCV) (Брюссель, 23.04.1970 г.), закрепляющими в качестве контракта на путешествие две возможные его разновидности: контракт на организацию путешествия и посреднический контракт на продажу путешествия.

Несмотря на существование нормативно закрепленного определения туристского продукта, среди специалистов существуют различные точки зрения на указанную категорию. Сторонники первого подхода понимают туристский продукт как товар или как право, предназначенное для реализации туристу. Сторонники второго подхода полагают, что туристский продукт следует понимать как комплекс услуг и реализовывать его в соответствии с условиями договора возмездного оказания услуг. Сторонники третьего подхода расширительно трактуют туристский продукт, включая в него не только услуги, но и работы, и туристские товары.

У подхода «туристский продукт как товар (или как право)» есть как достоинства, так и недостатки. К достоинствам можно отнести то, что такое понимание туристского продукта, имея в своей основе преимущественно экономическую составляющую, несомненно, облегчает ведение налогового и бухгалтерского учета, способствует более эффективной защите прав туристов при возникновении конфликтных ситуаций, облегчает и делает более прозрачными (в силу конкретного и понятного «наполнения» туристского продукта) все процессы, связанные с его проектированием, формированием и реализацией.

Однако у этого подхода есть и недостатки. Так, понимание туристского продукта как объекта материального (имущественного) права, как права на тур, предназначенного для реализации туристу, делает возможными все вытекающие отсюда правовые последствия (и. 2 ст. 218 ГК РФ) - то есть турист, который приобрел туристский продукт, может его перепродать, подарить, передать по наследству, обменять, сохранить. На деле же такие права либо противоречат самой сущности услуг, которые, как известно, нельзя накапливать, хранить и т. д., либо заведомо не могут быть реализованы (туристский продукт на практике нельзя передать по наследству, обменять, перепродать).

В и. 4 ст. 454 ГК РФ не отрицается возможность того, что имущественные права могут стать объектом купли-продажи. Так, возможность отчуждения некоторых вещных прав в отрыве от продажи соответствующей вещи вытекает из толкования и. 2 и 3 ст. 216 ГК РФ. Однако эта норма является коллизионной в силу того, что возмездная уступка прав владения и пользования вещью на определенное время определяется как аренда вещей, что подтверждается ст. 606 ГК РФ.

Купля-продажа обязательственных прав сопряжена с еще большими сложностями, связанными с природой таких прав. Так, договоры в туристской сфере носят взаимный характер, из чего следует, что каждая из сторон имеет как права, так и обязанности, которые не могут существовать в отрыве друг от друга. Однако предметом договора могут быть только имущественные права, но не обязанности (ст. 454-455 ГК РФ). Поэтому продать турпродукт как объект имущественного права можно только в том случае, если туроператор (турагент) уже исполнил все его обязательства перед исполнителями услуг.

М. И. Брагинский, Я. В. Вольвач, С. В. Завьялова, А. Ю. Кабал- кин, М. В. Кратенко, С. Е. Кузахметова, Е. Л. Писаревский, Л. Б. Сит- дикова, О. В. Ткаченко и другие специалисты, не разделяя предыдущую точку зрения, считают, что туристский продукт следует понимать только как комплекс туристских услуг, оказываемых туристской организацией за определенную цену согласно договору. Основной формой договорных отношений, соответствующей данному пониманию туристского продукта, является договор возмездного оказания услуг, что не противоречит ст. 779 ГК РФ, которая к перечню таких договоров относит и договоры на туристское обслуживание.

Такое же понимание туристского продукта содержится и в ст. 1 Закона о туризме, где он трактуется как комплекс услуг по перевозке и размещению, оказываемых за общую цену (независимо от включения в общую цену стоимости экскурсионного обслуживания и (или) других услуг) по договору о реализации туристского продукта. Из этого определения явно следует, что о туристском продукте можно говорить при наличии двух основных услуг, предполагающих, что туриста надо перевезти в иное место и разместить для ночевки в любом пригодном для этого средстве размещения.

Однако, как полагает Е. В. Ахтямова, законодатель дал узкое толкование туристского продукта, не учитывая его сложный состав и особенности. В частности, определяя туристский продукт как комплекс услуг только по перевозке и размещению, исключается его применение к определенным видам туризма, например экологическому туризму, где перевозка туриста не предусмотрена в комплексе оказываемых ему услуг. Тем самым деятельность туроператоров внутреннего и въездного туризма ставится под сомнение, поскольку комплекс услуг, где нет перевозки туриста, по смыслу Закона о туризме, уже не будет именоваться туристским продуктом .

Характер туристского продукта как комплекса услуг подчеркивается и в нормах ст. 1212 ГК РФ. Так, в п. 3 указанной статьи говорится, что предусмотренные этим пунктом изъятия не распространяются на договоры об оказании за общую цену услуг по перевозке и размещению (независимо от включения в общую цену стоимости других услуг), в частности на договоры в сфере туристического обслуживания. Этим законодатель подчеркивает, с одной стороны, то, что договоры в сфере туризма являются договорами возмездного оказания услуг, а с другой стороны, указывает на то, что при определении туристской услуги целесообразно исходить из комплексности ее содержания.

Е. Л. Писаревский, опровергая понимание туристского продукта как товара, указывает на то, что «в соответствии с классификацией вещей (имущества), предусмотренной гл. 6 ГК РФ, туристский продукт не подпадает ни под одну из перечисленных категорий. Не существует разногласий и относительно вида объектов гражданских прав, являющихся составляющей туристского продукта, - услуг по перевозке, размещению, питанию и т. д. В связи с этим, если туроператор (турагент) по единой цене реализует услуги третьих лиц, объединенные им в комплексную услугу (туристский продукт), то объект гражданского права от этого не меняется и не трансформируется в имущество. Совокупность действий, каждое из которых не направлено на появление мате- риального результата, не может привести к созданию вещи» .

В литературе можно встретить расширенное понимание туристского продукта, в которое включаются не только туристские услуги, но еще и туристские работы и товары. Такой точки зрения придерживаются М. Б. Биржаков, В. С. Сенин, А. А. Терещенко, А. Д. Чудновский и другие специалисты. Отсюда туристский продукт на рынке предстает в четырех формах: 1) комплекса туристских услуг (турпакета), 2) отдельных туристских услуг, 3) туристских товаров, 4) туристских работ.

Такое расширенное толкование туристского продукта представляется нам весьма дискуссионным в силу того, что туристские работы и товары, а также иные околотуристские услуги предоставляются потребителям зачастую в месте временного пребывания в ходе реализации тура. Ни туроператор, ни турагент никоим образом не связаны с такими работами и товарами, что также следует из существа договора о реализации туристского продукта и агентского договора. Более того, если туроператор и турагент все же берут на себя такие обязательства, то они носят второстепенный характер, даже являясь при этом предметом соответствующих договоров.

На это обращает внимание и Ю. В. Никонорова, полагая, что туристский продукт следует анализировать и как экономическую, и как юридическую категорию. По ее мнению, туристский продукт представляет собой комплекс услуг, работ, товаров в смысле объекта правового регулирования. В то же время в объект правового отношения применительно к договору на туристское обслуживание входят те блага, по поводу которых заключен договор (отдельных видов услуг, работ, действий туристской организации по организации тура и управлению процессом реализации договорной конструкции) .

Я. В. Вольвач, указывая на то, что «квалификация деятельности в качестве туристской происходит только через призму туристского продукта», приходит к выводу, что «сформулированная в Законе о туризме категория туристского продукта как лексически, так и по содержанию не отвечает ни сути, ни правовой природе отношений по туристскому обслуживанию» . С данной позицией сложно не согласиться хотя бы в силу анализа содержания и структуры туристского продукта.

Понятие «туристский продукт» используется в отношении туристских услуг необоснованно, так как продукт по своей сути является объектом материального, вещного права и, соответственно, результатом выполнения определенной работы (а это регулируется уже договором подряда), тогда как туристские услуги (а именно они и составляют туристский продукт) нематериальны и подпадают под действие норм гл. 39 ГК РФ, определяющих порядок возмездного оказания услуг, в том числе и туристских.

Термин «туристский продукт» должен быть заменен на более обоснованный термин «комплекс туристских услуг» (комплексная туристская услуга). Это подтверждается тем, что:

  • - продукт по своему лексическому содержанию материализован и относится к объектам имущественного права, чего нельзя сказать об услугах,
  • - обязательства по оказанию туристских услуг определяются самим фактом оказания услуги, а не фактом реализации туристского продукта,
  • - продукт предполагает возможность уступки или отчуждения определенных прав на него, что в практике реализации туристского продукта практически не встречается.

Чтобы определить, чем же является туристский продукт - комплексом туристских услуг, правом на него или комплексом услуг, работ и товаров, обратимся к ст. 128 ГК РФ, которая дает обширный перечень объектов гражданских прав, на которые направлены права и обязанности субъектов гражданских правоотношений. К ним относятся вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права, результаты работ и оказание услуг, охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность), нематериальные блага. В соответствии с данной статьей оказание услуг представляет собой отдельный объект гражданских прав, отличный от имущественных прав и прав на результаты интеллектуальной деятельности.

Не вызывает сомнения, что туристу предоставляются услуги по перевозке, перемещению, питанию и иные услуги, оказываемые соответствующими организациями туристской индустрии. Объединение организаторами туристского путешествия этих услуг в единую комплексную услугу и реализация ее туристу не могут изменить объект гражданских прав и трансформировать услуги в товар (имущественное право) или работу. Следовательно, туристский продукт правом быть не может, а является комплексом соответствующих услуг.

С. В. Завьялова предлагает вообще отказаться от понятия «туристский продукт и закрепить в ст. 1 Закона о туризме следующее определение туристской услуги: комплекс услуг по перевозке и размещению, оказываемых или предлагаемых для оказания заказчику за общую цену (независимо от включения в общую цену стоимости иных услуг, предоставляемых в зависимости от целей путешествия) по договору возмездного оказания туристских услуг . Главной особенностью туристской услуги, по мнению автора, является ее комплексность, и в то же время дискретность, неделимость на отдельные составляющие, что обусловливает ее реализацию за общую цену.

Но с указанным определением сложно согласиться в силу того, что понятия «туристская услуга» и «комплекс услуг», поставленные автором на один иерархический уровень, имеют, однако, различное наполнение. Мы разделяем мнение Н. В. Куркиной, полагающей, что «не стоит отождествлять понятие «комплекса услуг» с понятием «отдельной услуги». Таким образом, под туристской услугой стоит понимать отдельную услугу, входящую в комплекс туристских услуг, понимаемый в законодательстве как туристский продукт, оказываемый лицами, имеющими право на осуществление туристской деятельности в соответствии с законодательством о туризме, и позволяющий туристу совершить путешествие в соответствии с его потребностями» .

Интересна в этой связи позиция Роспотребнадзора: «Исходя из совокупности определений «туристский продукт» и «формирование туристского продукта» в настоящее время под туристским продуктом понимается комплексная услуга, оказываемая за одну (общую) цену, что также соответствует положениям п. 2 ст. 779 ГК РФ, определившей соответствующий предмет гражданских сделок как «услугу по туристическому обслуживанию». Сложный состав туристского продукта, формируемого оператором, сам по себе для туриста не должен иметь значение с точки зрения механизма защиты его прав как потребителя, поскольку ответственность туроператора устанавливается за нарушение качества и безопасности соответствующей услуги в целом» .

Закон о туризме не дает определения туристских услуг. В связи с тем, что комплекс туристских услуг и есть сущность туристского продукта, реализуемого потребителю, считаем целесообразным ст. 1 Закона о туризме дополнить понятием туристских услуг и сформулировать их определение следующим образом: «туристские услуги - действия или деятельность субъектов туристской индустрии, связанные с размещением, питанием, перевозкой, экскурсионными услугами, услугами гидов, переводчиков, в том числе формированием и продвижением туристского продукта, осуществляемые в различных целях».

Если обратиться к ст. 779 ГК РФ, то предметом договора оказания услуг являются определенного рода действия или определенная деятельность услугодателя, то есть сама услуга. Следовательно, договор о реализации туристского продукта оформляет только одно обязательство, в силу которого исполнитель обязан предоставить туристу весь комплекс услуг по перевозке, размещению, питанию и т. д. От количества оказываемых услуг юридическая сущность обязательства не меняется. Соответственно, договор, оформляющий отношения по предоставлению туристу комплексной туристской услуги, должен называться договором оказания туристских услуг.

Выбор формы правового регулирования конкретной разновидности обязательственных отношений зависит от вида услуги, формы выражения ее результата. Особенность обязательства возмездного оказания туристских услуг обусловливается их специфическими свойствами как объекта гражданских правоотношений. Представляется, что оказание комплекса услуг, имеющих в своей основе единство и взаимосвязь, общность договорной цели - обеспечение потребителей качественными услугами при осуществлении путешествия, и есть отличительный признак обязательства по оказанию туристских услуг.

Таким образом, договор оказания туристских услуг есть соглашение, в силу которого одна сторона (лицо, осуществляющее туристскую деятельность) обязуется оказать другой стороне (туристу) комплексную туристскую услугу в соответствии с целями путешествия своими средствами или средствами третьих лиц, а другая сторона обязуется оплатить эти услуги.

Из приведенного определения вытекают основные признаки договора возмездного оказания туристских услуг:

  • 1. Договор оказания туристских услуг является разновидностью договоров возмездного оказания услуг. Этот договор порождает обязательства по предоставлению организатором путешествия комплекса туристских услуг и обязанность туриста внести обусловленную договором плату.
  • 2. Договор оказания туристских услуг является консенсуальным, что вытекает из самой природы таких услуг. Оказанию услуг предшествует согласование между сторонами условий о виде туристских услуг, их качестве, о порядке и сроках предоставления, то есть момент заключения договора не совпадает с его исполнением.
  • 3. Наличие взаимообусловленных субъективных прав и обязанностей у обеих сторон договора оказания туристских услуг позволяет характеризовать его как взаимный (синаллагматический). Этот признак немаловажен при возложении ответственности на организатора путешествия за неисполнение им договорных обязательств.
  • 4. Обе стороны принимают обязательства в целях получения встречного исполнения от контрагента. Таким образом, договор оказания туристских услуг носит возмездный характер.
  • 5. Договор оказания туристских услуг является публичным договором. Туристская организация должна вступать в договорные отношения с любыми лицами, которые к ней обращаются, не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим. Цена туристских услуг устанавливается одинаковой для всех потребителей, за исключением случаев, когда законом или иными правовыми актами допускается предоставление льгот для определенных их категорий. Отказ туристской организации от заключения договора возможен только в том случае, если отсутствуют возможности предоставить туристские услуги.

  • Кабалкин А. Ю. Договор возмездного оказания услуг / А. Ю. Кабалкин. // Российская юстиция, 1998. - № 3. - С. 15.
  • Вольвач Я. В. Туристские услуги как объект гражданских правоотношений / Я.В. Вольвач. - М.: Норма, Инфра-М, 2012. - С. 46.
  • Соловьев С. Л. Договор возмездного оказания услуг в сфере туристического обслуживания: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидатаюридических наук / С. Л. Соловьев. - М.: МУ МВД России, 2006. - С. 13.
  • Кассационное определение Свердловского областного суда от 07.02.2006 г. поделу № 33-720/2006, Кассационное определение Свердловского областного суда от01.11.2011 г. по делу № 33-15488/2011 // СПС «КонсультантПлюс».
  • Кассационное определение Рязанского областного суда от 21.12.2011 г. по делу№ 33-2449 // СПС «КонсультантПлюс».
  • Золотарева А. Е. Правовая природа и существенные условия договора о реализации туристского продукта / А. Е. Золотарева, С. Е. Кузахметова. // Право и экономика, 2015. -№ 5. - С. 21.
  • Ахтямова Е. В. Туристский продукт как предмет договора в сфере туристскихуслуг / Е. В. Ахтямова. // Юридическая мысль, 2012. - № 1. - С. 101.
  • Никонорова Ю. В. Гражданско-правовое регулирование договора на туристическое обслуживание в Российской Федерации: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Ю. В. Никонорова. - М.: МУМВД России, 2007. - С. 16.
  • Вольвач Я. В. Туристские услуги как объект гражданских правоотношений /Я. В. Вольвач. - М.: Норма, Инфра-М, 2012. - С. 7, 31-32.
  • Завьялова С. В. Проблемы идентификации договора о реализации туристскогопродукта / С. В. Завьялова. // Новое слово в науке и практике: гипотезы и апробация результатов исследований, 2015. -№ 16. - С. 212.
  • 4:1 Куркина Н. В. Правовая природа договора по оказанию туристических услуг / Н.В. Куркина. // Вестник Московского государственного областного университета.Серия «Юриспруденция», 2014. - № 1. - С. 23.
  • Письмо Роспотребнадзора от 31.08.2007 г. № 0100/8935-07-32 «Об особенностяхправоприменительной практики, связанной с обеспечением защиты прав потребителей в сфере туристического обслуживания» (документ опубликован не был) //СПС «КонсультантПлюс».

Смотрите видео: Типичные ошибки в Договоре реализации турпродукта (October 2019).